"Красный террор" в Эфиопии



 
Тэги: Эфиопия, красный террор, Дерг, расстрелы, революция
Последнее обновление 30.07.2011.



После революции 1974 года сперва основной проблемой Дерг стал “белый террор”, как стали называть акции, проводимые маркистскими группами, требовавшими гражданского правительства и вставшими в оппозицию Дерг – ЕПРП и “Мейсон” (амхарский акроним для “Всеэфиопского социалистического движения”), не ладившими друг с другом, в основном по исключительно умозрительным вопросам. ЕПРП активно позиционировалась как бранч международного студенческого движения, заручившись поддержкой в профсоюзах, студенческой среде, учительской ассоциации, среднем классе, требовала ухода военных и создания широкого временного правительства, ее “Демократия” была одной из самых читаемых газет. “Мейсоновский” “Голос масс” значительно уступал ей, что отражало популярность организаций как таковых. “Мейсон” (под руководством Хайле Фида) сперва кооперировался с военными, надеясь использовать их ресурсы против оппонентов и усилить свои позиции с целью удаления военных от власти, и к 1976 дело выглядело так, будто к тому и идет. В сентябре 1976 ЕПРП затеяла кампанию террора против “Мейсон” и их союзников. Жертвами кампании стали полицейский офицер, несколько средних политиков, а Менгисту был ранен в ходе одной из акций. На “белый террор” против сторонников Дерг, начатый еще в декабре 1974 и усилившийся теперь, было отвечено “красным террором” с февраля 1977 по конец 1978, унесшим несколько тысяч жизней. Провозглашение кампании борьбы с контрреволюционерами было сопровождено официальным обещанием компенсировать расправы с лоялистами двух-трехкратно. Первую стадию помогал осуществлять как раз “Мейсон”, под лозунгами “демократия с винтовкой”, “да здравствует!..”, “на белый – красным!”, клеймя ЕПРП как "недовольных жизнью детей генералов и эксплуататорских классов, анархистов и нигилистов". Основной проблемой ЕПРП стала привязанность к городам, так что некуда было деться и негде скрыться, хотя были попытки организовать сельский филиал в Тиграй и Гондэре. Сами акции проводились «отрядами защиты революции» и большим числом прочих организаций под разными вывесками в течении пяти месяцев, в ходе чего проведено две глобальные зачистки длительностью 3-5 дней, буквально каждого дома, с изъятием кадров ЕПРП, ее печатных органов и оргтехники и конфискацией оружия. Контртеррористические подразделения совершали рейды по студенческим штаб-квартирам и притонам, и только официально казнили без суда более 1100 подозреваемых членов ЕПРП, один из которых был 14 лет отроду, а другой 10; на тела убитых навешивали плакаты и ярлыки “анархист”, “враг народа”, утверждается, что родственники убитых должны были перед получением тел оплатить стоимость патронов , а сирот запрещалось принимать соседям.
Многие граждане воспользовались моментом и свели личные счеты.
Во второй половине 1977, после сомалийского вторжения в Огаден, наступила очередь “Мейсона”, который попытался поставить под контроль многочисленную милицию, взращенную на отражение агрессии – формально триггером стала идея отдать организации на откуп политическую пропаганду в милиции. 21 августа Менгисту в качестве превентивного удара по возможному путчу устранил разом всех лидеров “Мейсона”. Как и ЕПРП, “Мейсон” не имел никаких запасных вариантов и подполья, и потому с ним было просто расправиться. За “Мейсоном” воспоследовали на расправу активные участники "красного террора" “Эмалеред” и “Вазлига”.
Сама кампания отличалась большой жесткостью по отношению к фигурантам. Расправы на месте перемежались арестами и допросами, с обычной практикой такого рода – пытками бессоницей, прижиганием сигаретами и электрошокерами, поркой по пяткам проволокой, притопление в ведре с грязной водой, фальшивыми расстрелами, недопуском в сортир и отказе в медицинской помощи, поркой. Фигурируют в устной традиции, но не подтверждены документально такие штуки, как постановка голыми коленями на гравий и бетонную крошку, вырывание ногтей, битье по половым органам.
Общая численность жертв террора оценивается от нескольких тысяч до четверти миллиона, но скорее всего 25 тыс. Размах и качество террора, предположительно, объясняется желанием покончить хотя бы с одной из многочисленных опасностей стране.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page