Гражданская война в Мозамбике



 
Тэги: Мозамбик, гражданская война, Фрелимо, Ренамо, Самора Машел
Последнее обновление 07.11.2013.


Гражданская война в Мозамбике стала естественным следствием войны за независимость Мозамбика и конфликта между апартеидными режимами региона со странами, где у власти находились африканские националисты. В развитие гражданской войны и ее ожесточенность немалый вклад внесла поддержка оппозиции Южной Африкой, а на первых порах и Родезией. Поддержка оппозиции в ходе гражданской войны осуществлялась южноафриканской администрацией почти до самого ее окончания, даже несмотря на официально провозглашенный отказ от такого рода мероприятий.

Фрелимо, где к тому времени господствовали марксистских взглядов африканские националисты, придя к власти в результате войны за независимость Мозамбика, столкнулась с ожидаемыми проблемами, как экономическими, так и политическими. Плохую службу сослужило движению доктринерство и приверженность не вполне прагматичной стратегии во внешней политике.
К моменту независимости 42% доходов происходило от транзита из ЮАР и Южной Родезии, 20% приносило отходничество на шахты в ЮАР (около 100 тыс. чел. в 1973). После обретения независимости около 2 млн. народу жило в “Коллективных деревнях”, “в т.ч. пострадавшие от бедствий” (эта форма была утверждена съездом Фрелимо 1976 года как главная в сельской местности – для нужд и гражданской и военной экономики). В результате внедрения в жизнь продиктованной марксистскими убеждениями лидеров Фрелимо экономической стратегии в стране было полно недовольных. Упор в сельском хозяйстве на большие государственные фермы себя не оправдал, и выходило, что требуется на 2,86 метикала удобрений и труда, чтобы получить риса на 1 метикал, а граждане были озлоблены эксцессами процесса коллективизации и его невпечатляющими результатами; в стране больше полутора десятков лет после окончания войны за независимость действовала карточная система распределения продовольствия (мне известно, что норма середины 80-х включала три килограмма риса в месяц), а товары народного потребления вообще практически отсутствовали в продаже кроме как в валютных магазинах. Посетитель магазина в Бейре середине 80-х обнаружил, что весь ассортимент составляют 43 пакета продовольственных приправ, 54 упаковки шампуня, 12 детских костюмов, и во множестве кисточки для бритья; в другом магазине туалетную бумагу и снова кисточки, и ни в одном из магазинов города не нашел ни хлеба ни муки. Повлияли на умонастроения жителей страны и всякого рода перегибы, типа борьбы с трибализмом или выдворения из центральных городов “нежелательных элементов”.

Основой сопротивления новому руководству Мозамбика стала организация под названием Ренамо (Resistencia nacional mocambicana), которая сформирована в 1976 белым офицером из Родезии, который желал занять чем-нибудь мозамбикское правительство, чтобы оно не мешалось в родезийский конфликт. Группа его единомышленников вербовала недовольных из числа фрелимовцев, а также всех оппонентов Фрелимо, поскольку новые власти не собирались объявлять амнистию тем, кто так или иначе сотрудничал с португальцами, и притесняли традиционных вождей; вскоре инициатива получила широкую поддержку ЮАР, тоже заинтересованной в нейтралитете Мозамбика, с 1979 и завершения родезийской войны движение целиком перешло к ЮАР, и в 80-х Ренамо получала финансирование от “правых” в Европе. К декабрю 1979 повстанцев насчитывалось 917, а в середине 80-х составе Ренамо действовало 15-20 тыс. человек, группами по 30-200 человек, средний возраст 17 лет, и известны случаи массовой насильственной вербовки детей до 12 лет. Основу активности повстанцев составляли диверсии и саботаж с целью развалить экономику, в любом регионе активности бойцы Ренамо первым делом расправлялись с персоналом и всеми стигматами правительственной деятельности, второй очередью инфраструктура; в ходе войны уничтожено более 3000 школ и более половины больниц страны, никогда не предпринималось никаких попыток политического обоснования происходящего и никаких не отмечено попыток завоевать умы и сердца. В целом стратегия была выигрышной, правительство не в состоянии было охранять все свои многочисленные дороги без помощи соседей (танзанийцев, замбийцев, зимбабвийцев), которые с середины 80-х вынуждены были придти на помощь соседям и охраняли важные транспортные артерии. Зимбабве, Танзания и Замбия постоянно держали в стране свои контингенты, общей численностью до 30 тыс., дабы обеспечивать свои экономические интересы – железную дорогу, нефтепровод и Кабора Басса, с 1986 года участвовала и Малави, которую к тому принуждали общими усилиями всех стран региона.

В октябре 1979 правительственная армия разгромила штаб повстанцев в национальном парке Горонгса, а затем прекратила существование Родезия, и без южноафриканской поддержки движение наверняка не выжило бы. Но за счет опеки со стороны южноафриканской разведки, в конце 1981 Ренамо снова появилось “в поле”, в северной части провинций Софала, Моника, Инхамбане, в 1982 повстанцы провели более 1500 стычек с правительственной армией, распространив свою деятельность в 9 из 11 провинций, и объединились с предпринимавшим ограниченного масштаба акции в провинции Замбези другим оппозиционным движением, УДЕНАМО. В январе 1983 состоялась самая крупная диверсия, взорван был железнодорожный мост через Замбези. В 1984 на стыке лета и осени была учинена двухэтапная операция – “Красный август”, ориентированный против каналов поступления помощи Фрелимо, в ходе которой захвачены были несколько советских техников, и “Черный сентябрь”, которая планировалась как решающий удар; однако эффект обоих был очень ограниченным.

Правительство Мозамбика вынуждено было, однако, пойти на коррективы своей внешней политики, но несмотря на заключенный 16 марта 1984 года пакт о дружбе Фрелимо с ЮАР, предусматривавшего прекращение помощи Ренамо в обмен на закрытие баз АНК и открытие мозамбикского рынка для юаровских товаров, подвергнутых в мире бойкоту, т.н. “Нкоматские соглашения”, в течении двух месяцев перед заключением его в Мозамбик были сделаны доставки в размере двухлетнего норматива, а после него совершались втайне, и Южная Африка продолжала постоянно помогать Ренамо, используя Коморские острова в качестве перевалочной базы.

В принципе, повстанцы никогда не имели реальных возможностей выиграть войну военными средствами, но и Фрелимо не в состоянии был управляться и с экономическими сложностями, проистекающими от попытки построить плановый социализм советского образца в одной из самых бедных стран мира, и с военной угрозой, еще усугубляющей первые. После смерти в подозрительной авиакатастрофе Саморы Машела (иногда ее атрибутируют южноафриканской диверсией) в партии окончательно восторжествовала группировка прагматиков, в конце 80-х начались активные поиски путей мирного урегулирования.

В июле 1990 начались переговоры о мире, проходившие с 8 по 10 число в Риме по приглашению коммуны Санто-Эгидио; их удачное завершение повлекло прекращение огня, а окончательное мирное соглашение с Ренамо было подписано 4.10.92. Соглашение известно под именем Римского и подписано при деятельном участии Мои и Мугабе. Вкратце оно предусматривало создание 30-тысячной армии на равных правах, разоружение в течении полугода, выборы в легислатуру и президентство в течении года. С 1992 года в Мозамбике фактически двухпартийная система, торжествует на всех выборах Фрелимо, но вся борьба ведется практически только политическими методами.

Война имела жестокие последствия для страны, хотя современный Мозамбик демонстрирует большие успехи в преодолении ее последствий. Общее число убитых в ходе войны, по разным оценкам, 100-200 тыс. человек, плюс миллион перемещенных лиц, и еще 3,2 млн. находились к моменту подписания мирного соглашения в зависимости от иностранной продовольственной помощи, и столько же на грани голода.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page