Восстание мау-мау



Последнее обновление 23.07.2012.

Восстание мау-мау в Кении стало крупнейшим антиколониальным восстанием 1950-х годов в Африке, и можно сказать, во всем мире.

Основу инсургентов составило племя кикуйю. Хотя кикуйю считаются мирным народом, район обитания кикуйю считался небезопасным со времен своего освоения европейцами; основанный в 1890 первый пост за следующие 18 месяцев был постоянно осаждаем местными и дважды сожжен.

Еще в 1920 году организовалось городское движение Ассоциация Молодых Кикуйю, а через два года во время протеста против урезания зарплаты полицейские в Найроби открыли по сторонникам ассоциации стрельбу, убив 25 человек. После этого британские власти загнали проблему в подполье, политических отдушин никаких не осталось, и естественным образом кенийцы стали искать других дорог. Сыграли свою роль "дини", религиозные культы локального значения, которые вышли из учений местных толкователей христианства и возникли как ответ на разнообразные запретительные меры святых отцов. С течением времени дини принимали все более радикальный характер, и новые были значительно радикальнее старых. В рамках новых культов проводились огромные собрания, в том числе символического значения - на месте последней битвы кенийцев с британцами, к примеру, и членам сект обещали разнообразные блага - вечную жизнь, иммунитет к болезням, исцеление от слепоты, неуязвимость от огнестрельного оружия, плодовитость у мужчин и женщин, болезни скота врагов секты; требовали в ответ самого разного, обычно не бриться, не пользоваться европейскими товарами и одеждой. В 1948 впервые появились слухи о собственно "мау-мау" - движении "за землю и свободу", началось в середине 40-х и мелкими уступками остановить его не удалось, в 1940 оно было запрещено. Утверждается, что само название пошло от термина, который священник в кенийской глубинке использовал, дабы заклеймить само явление. Вступавший в секту должен был поклясться: под страхом смертной казни не выдавать секрета существования секты, передавать землю европейцам, не предавать укравших у европейца, платить взносы; клятву он должен был повторить семь раз, каждый перемежая пробой жертвенного мяса и крови, в процессе были задействованы очень многие магические компоненты. С 1952 клятва начала видоизменяться, и вместо укрывания кравших появился термин "если я не смогу украсть у европейца", а также новые пункты - "если не укажу на известного мне предателя", "уверую в другого бога, кроме Кениатты" (о каковой концепции сам Кениатта осведомлен не был), "откажусь выполнить дело, предписанное лидером", "не смогу принести голову европейца, когда пошлют за этим", а в некоторых случаях и "буду скрывать трупы", "убивать европейцев", "убивать кикуйю, кто против мау-мау". На собраниях члены среди прочего пели гимны на мотив и музыку христианских, но с другими словами, и иногда вместо Иисуса Христа вставляя Кениатту и других вождей и лидеров; содержание песен, по словам слушавшего их несколько позднее тюремщика, сводилось к порицанию отъема земли у кикуйю. Символом движения стал стебель сахарного тростника. Со временем мау-мау начали силой заставлять соотечественников приносить клятву; в обществе, где все верят в колдовство, нарушить такую себе дороже.

В апреле 1950 первый клиент по такому вопросу оказался в полиции, и первые 19 человек были отправлены под суд, но в итоге оправданы, что ободрило членов секты. 4 августа движение было объявлено незаконным, 141 человек арестован; требования аборигенов проигнорированы. В январе 1952 в Найроби было более 20 случаев поджога домов администраторов местного происхождения, за первые пять недель года около сотни случаев поджога и уничтожения пастбищ, полей и строений белых фермеров и местных администраторов; животных не только убивали, но и калечили и увечили. Рапорты поступали от комиссаров на местах, которых в центральной администрации считали параноиками по натуре, поэтому на них не обращали внимание, по делам о поджогах и разорениях было возбуждено три уголовных дела, и только в апреле отреагировали декретом о штрафе в 2500 фунтов за участие в незаконных делах. В конце 1952 года уже появились моторизованные команды мау-мау, в церемониях которых принимало участие до 800 человек; в свою очередь, по совету одного из лояльных вождей, был учрежден контробряд, позволявший денонсировать колдовство и которым могли воспользоваться насильно вовлеченные в движение.

В июне произошла смена губернатора; по состоянию здоровья он уехал на два месяца раньше официальной отставки, но ему продолжало идти жалование, и по каким-то бюджетным соображениям колония на три месяца осталась без руководства, если не считать местного совета. ·

В 8 вечера 20 октября новый губернатор, Эвелин Баринг, ввел ЧП, но не известил об этом граждан. Незадолго до полуночи 21 октября началась операция "Джок Скотт"; губернатор подписал 183 ордера на арест или задержание, и к утру было проведено от 83 до 112 арестов, а по другим данным свыше 100 политически неблагонадежных типов, в т.ч. Кениатта, которого по воздуху отправили в отдаленную Капенгурию (и он отсидел 6 из 7 лет своего заключения). Губернатор после объявления ЧП 20 октября затребовал и получил дополнительные силы, переброшенные из глубины континента и с Суэца. Британцев распределили в населенные белыми ареалы, африканцев в африканские.

· Британская сторона в своей борьбе с "мау-мау" (название вроде бы означает "гора Кения") считает положительным явлением то, что с самого начала было определено, что является целью борьбы; это было подавление движения, поскольку никакие политические меры к успеху, считалось, не поведут. В деле подавления сильно помогли малайские ноу-хау. Сперва деятельность британцев сводилась к рандомным рейдам и т.н. "генеральным зачисткам". Однако в течении 1953 никакого результата меры не дали, сказывалось отсутствие толковой разведки и агентуры в рядах повстанцев; мау-мау не удавалось отсечь от населения, несмотря на переселения, ночные набеги (за 11 рейдов 200 задержанных), досмотры (под мышкой у членов мау-мау полагались бритвенные насечки), обыски, депортации и т.д. В ходе двух акций против предполагаемых гнездовищ мау-мау два пригорода Найроби были стерты с лица земли, один на 7 другой на 8 тысяч жителей, но толку никакого добиться не удалось. Декреты об ограничении передвижений и коммерческой активности представителей племен кикуйю, эмбу и меру, подозреваемых в сочувствии к мау-мау, в Найроби тоже не повлекли положительных последствий. Примерно 29 октября 1952 года был убит первый белый - некто Эрик Бойер, обитавший на удаленной ферме с двумя слугами-неграми, оба они убиты тоже. Атаки на фермы продолжались в следующем году во множестве, совершались группами 5-15 человек, часто с помощью черных слуг на фермах; белые в ответ держали оружие под рукой. Были совершаемы и нападения крупными силами, до 1000 человек. При атаках иногда встречались образцы разделения обязанностей - первая группа баррикадирует снаружи дверь, вторая поджигает дом, а третья отлавливает спасшихся, как это было в ходе "убийства в Лари", когда более 1000 нелюбителей мау-мау из числа африканцев были убиты в своем поселении явившимися среди бела дня мау-мау, пока местное ополчение патрулировало леса; около 200 домов сожжено и более 1000 голов скота истреблено или покалечено. Фактически, мау-мау не предпринимали никаких действий против руководства колонии, и единственный раз, когда атакован был административный объект, это был полицейский участок, разоренный ради получения оружия; железные дороги, объекты экономические и социальные не пострадали совсем, как и официальные лица и чиновники, хотя этого можно было бы ожидать.

В июне 1953 командовать всем регионом, выведенным из подчинения каирской штаб-квартиры в распоряжение Военного офиса в Лондоне, был назначен генерал Джордж Эрскин, который имел мощные тылы (знакомство с Черчиллем) и потому мог позволить себе делать все по-своему, не прислушиваясь к пожеланиям колонистов или администрации; общее положение дел, а именно проведение операций силами полиции, тогда как армия оставалась "на подхвате", сохранялось и было потом признано очень удачно внедренным. Оружие населению давать не стали, опасаясь, что оно попадет в руки мау-мау. Среди прочего очень интересного, им внедренного, были шпионы и информаторы, а также "screening commands", вылавливавшие подозреваемых и проводивших их для опознания перед лоялистами в надетых капюшонах (что часто приводило к изобличениям лоялистами тех лиц, к которым у них были счеты), и из 30 тыс. проверенных за две недели практикования такой затеи половина попала в лагерь. Однако получение информации о структуре повстанцев все равно было затруднено, как и разведка на тактическом уровне, часто могшая лишь указать район в 1500 квадратных миль как предполагаемую зону обитания мау-мау. Пришлось действовать "по площадям" - леса около горы Кения, а также современные национальные парки Эбурру и Абердэр были объявлены запретными зонами, и всякий появившийся в них рассматривался как мау-мау с расстрелом на месте; в местах расселения кикуйю были учреждены "зоны безопасности", в которых тоже мало кому было дело до прав человека. К декабрю 1953 в лагерях содержалось около 12 тыс. человек, и не менее 150 повешено по обвинению в пособничестве или участии в инсургенции. Ситуация сразу улучшилась, когда 15.1.54, будучи ранен к северо-западу от горы Кения, попался Варухиу Итоте, командир местной группы повстанцев и самый важный пленник с начала конфликта в 1952. После краткого курса лечения его начали допрашивать, в общей сложности посвятив этому 68 часов. "После стартовых трудностей" пленный рассказал о структуре повстанцев и своей сфере ответственности. Оказалось, что мау-мау имеют проблемы с боеприпасами; продовольствие выращивает и доставляет пассивное крыло повстанцев, а своих делянок у них нет; обе армии мау-мау друг от друга практически не зависят. Пойманный также помог установить контакт для ведения переговоров, но трехмесячные дискуссии ни к чему не привели. Эта пауза была использована для сбора информации о пассивном крыле и прочих суппортерах, так что за 3 первых дня после возобновления военных действий было изъято из обращения более 1000 пособников. 24.4.54 началась операция "Наковальня". До самого конца года Найроби был объявлен на осадном положении, обитатели тщательно проверялись на предмет связей с мау-мау, проводились последовательные проверки, дом за домом, с выставлением кордонов и тщательным изучением личных документов, вопроса о трудоустройстве и розысками спрятанного оружия, а подозрительных лиц и выявленных суппортеров отправляли "в Лангату" (лагерь в пяти милях к северо-западу от города). Армия параллельно перешла в последовательное наступление, дистрикт за дистриктом, инженеры создавали сеть путей для облегчения доступа (только 1 полк построил 300 км дорог в Абердэре, 400 около горы Кения), авиация плотно поддерживала военных. Однако сами военные меры давали мало результата, мау-мау с великим искусством маскировались и укрывались в знакомом лесу, и большого успеха они не принесли - одна операция ("Хаммер"), например, привела к смерти 161 мау-мау, а другая ("Первая флейта") 277, т.е. потраты на их проведение составили по "L10 тыс." на каждого убитого. Был и положительный результат - мау-мау перестали существовать огромными толпами, а превратились в относительно легко истребляемые малые группы. Большие усилия прикладывались к лишению противника источников продовольствия. Вдоль леса в Абердэре была сооружена пятидесятимильная канава, к которой прилагались полицейские посты на расстоянии полумили друг от друга, с ловушками, колючей проволокой и т.п., изданы строгие указания держать скот по ночам взаперти и ни в коем случае не заводить посевов в радиусе трех миль от леса. Введена была в действие и программа по переселению отдаленных деревень, которая вызвала возмущение кикуйю, культура которых основывалась в том числе и на прочной связи с предками, кости которых закопаны под порогами домов.
Больших успехов достигла Home Guard, укомплектованная неграми-лоялистами, с мая 1953 объявленная официальным формированием армии. К концу военных действий это формирование убило минимум 4686 мау-мау, что оценивается примерно в 42% общего оных числа и переселило около миллиона кикуйю в контролируемые деревни, дабы лишить повстанцев поддержки. Эта организация также прославилась брутальностью и коррупцией. Со временем была освоена тактика "действий под чужим флагом", сперва были созданы группы лояльных короне кикуйю, собиравших разведданные в среде африканцев, потом из таковых плюс обращенные мау-мау и белых стали формировать боевые команды по 8-10 человек. Белые употребляли "потассиум перманганат" для маскировки цвета кожи, одевали шляпы или парики, часто из волос убитых негров. На всякий случай у каждого белого в группе имелся "телохранитель", чьей задачей было отвлекать внимание от белого. Одевались участники команд, чтобы не выдать себя запахом, в захваченную на мау-мау одежду, и не стирали ее. Такой отряд мог являться под видом повстанцев в деревню, проситься на ночлег, домогаться еды или воды и заодно собирать информацию. Ее передавали обычно специальным командам, штатный ростер которых был 3 европейца, 15 констеблей из числа африканцев и следопыт, они разбирались с малыми группами, а с большими обычными методами. Белые поселенцы также организовывали подразделения для самозащиты и время от времени домогались расстрела многих тысяч кикуйю, дабы обезопасить свою жизнь. Была налажена система сигнализации ракетами и другими средствами между фермами и расквартированными в регионе частями. Среди белых обитателей Кении было много отставных офицеров, и один из регионов расселения белых пользовался у воюющих дурной славой, поскольку его обитатели обожали читать занятым делом солдатам лекции по тактике и стратегии. В 1955 учреждена была амнистия, которая распространялась и на преступления англичан и на мау-мау. 20.5.55 новые переговоры о перемирии окончились неудачей; после этого базировавшиеся в Абердаре партизаны были подвергнуты мощному прессингу. С 1955 основным оружием против партизан были банды амнистированных бывших повстанцев, сперва под руководством европейцев, потом под руководством негров, занимавшиеся точечным уничтожением убежищ повстанцев, а также группы местных жителей, которые с "панаг\панга" (вид мачете?) в руках прочесывали леса плечом к плечу, и часто оставляли от пойманных "очень мелкие кусочки". Прилагались большие усилия по вовлечению захваченных в охоту на остальных, эта тактика показала себя хорошо, и вскоре мау-мау уменьшились численностью до 2000 человек, 24 из 51 полевого командира выведены из строя. Последний вылет авиации состоялся в июне 1956, захват 21.10.56 лидера повстанцев Кимати. 17 октября вождя повстанцев ранили в районе Ньери, но он сумел спастись бегством через лес, провел в пути 28 часов беспрерывно и покрыл за это время 80 миль, пока не упал от слабости; потом он охотился по ночам на что придется, пока 21 его не нашел "местный полицейский". Лидер инсургентов был казнен англичанами вскоре после захвата в плен.

В январе 1960 ЧП отменено, хотя последние мау-мау вышли из лесов только в 1963 году, после обретения Кенией независимости. Относительно потерь существуют разночтения, самая вероятная версия выглядит так: "мероприятия обошлись в 5 млн. фунтов (154 млн. долларов) убытков, 11500 убитых "повстанцев", 1800 африканцев от их рук, 500 африканцев из колониальных формирований, 65 европейских солдат, 32 белых поселенца и 49 индусов".

9.5.99 кикуйю подали в суд на Британию за бесчинства во времена мау-мау; Джозеф Карами и его товарищи собирали документы около 15 лет и требовали 3 миллиарда фунтов компенсаций за 90 тыс. пострадавших.




© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page