События в Андижане



События в Андижане в 2005 году получили большой резонанс в мире и сразу несколько названий - андижанский расстрел, андижанские беспорядки, андижанский бунт, попытка переворота в Андижане, выступления в Андижане, иногда просто "Андижан 2005".

Как утверждается, почву для андижанских событий 2005 года подготовили экономические меры правительства предшествующей осенью. Тогда в Андижане, Маргилане и Фергане состоялись маломасштабные выступления местных коммерсантов и лоточников против новшеств в законодательстве, регулирующем торговые операции в стране. События были отмечены закидыванием камнями милиции и поджиганием ее машин. Зимой на эту историю наложились перебои с газом и электричеством, что повлекло выступления по всей стране, снова вплоть до закидывания милиции камнями и перегораживания дорог горящими автомобилями. В самом Андижане в конце года был смещен хоким, обвиненный в коррупции и непотизме и вслед новое руководство города провело расследование его действий на руководящем посту.

Формальным поводом к волнениям в Андижане послужил арест 23 бизнесменов, организовавших фонд взаимовыручки и обвиненных в заговоре на религиозной основе. Члены этой группы, которую и называют “Акрамия”, поскольку считается, что основу всей затее положил некогда ушедший из «Хизб-ут-Тахрир» и основавший свою собственную организацию Акрам Юлдашев, организовывали малые предприятия, давали людям работу и льготы, требуя сдавать пятую часть заработка в общую кассу и вовлекая их в просветительскую, по их понятиям, деятельность. Многие из самих бизнесменов вообще знакомство с Юлдашевым отрицают. Ряд западных экспертов высказал мнение, что причиной арестов стали попытки нового руководства города навести порядок в экономической его жизни По версии International Crisis Group, СНБ использовала постулаты книги как отправную точку и принялось “организовывать” заговор, оформив его под названием “Акромия”.
После начала следствия в феврале у здания городской администрации в Андижане стали собираться манифестации родственников и сочувствующих, численностью 500-600 человек, без всяких лозунгов и шума, и довольно организованно – с едой и напитками, со скамьями, причем женщины сидели на одной стороне, а мужчины на другой. К середине мая количество народу стало переваливать за 3000, поскольку бизнесмены считались светочами социальной работы, кормили сотрудников бесплатными обедами и обильно жертвовали на нужды общины. Сообщается, что за участниками протестов сохранялась зарплата.

Сам процесс должен был закончиться в начале второй декады мая, и, видимо, предполагая возможность перехода протестов в новую фазу, суд был перенесен на более позднее время, а 12 мая ночью силы безопасности пытались провести дополнительные аресты, граждан из числа демонстрантов. После этого группировка, в основном состоявшая из друзей, родственников и знакомых арестованных, напала на обьекты силовых ведомств, вооружилась за счет их арсеналов и затем атаковала тюрьмы. Из числа ее заключенных желающим бороться за то, чтобы “народ жил хорошо”, предложили присоединяться, а остальным идти по домам. Уже сильно заполночь 13 мая толпа захватила также хокимият, где был всего один охранник, и эта группа потребовала переговоров с администрацией.

Утром рядом со статуей Бобура на северном конце площади была поставлена сцена с громкоговорителем, через который сперва сами участники вооруженной акции рассказывали о причинах проделанного ими, потом освобожденные из тюрьмы излагали историю своих мытарств и жаловались на скверное обращение силовиков. В течение дня после этого все желающие излагали свои взгляды –в основном, насколько можно судить, жаловались на жизнь и несправедливость властей. Видимо, программным заявлением был следующий пассаж: «Мы с вами. Мы готовы умереть за вас. Мы поднялись, чтобы люди жили хорошо, получали нормальную зарплату, мужчины были обеспечены работой, тогда нашим женщинам не придется искать работу на улице. Пусть Каримов приедет сюда и выслушает народ». Большую радость и апплодисменты вызвала весть, что якобы действительно сам Каримов приезжает выслушать жалобы народа. Утверждается, вместе с тем, что вооруженные участники утренней акции расставили по периметру площади пикеты, которые пропускали людей только в одну сторону, и покидать площадь не разрешали.

За кулисами, вместе с тем, велись переговоры с МВД Узбекистана, предлагавшим свободный выезд в соседнюю Киргизию, но протестующие отказались, сказав, что у них тут дома и семьи. Вместе с тем около 16:00 узбекистанские силовики начали блокировать подступы к площади техникой. Что собственно происходило потом, стороны, разумеется, толкуют каждая по-своему. Кто стрелял первым, так и осталось невыясненным. Участники акции пытались покинуть площадь в разных направлениях, относительно большая группа демонстрантов бежала на север по проспекту Чолпон, сметя центральный автобус выставленной там баррикады. В общей сложности неуказанными путями из зоны конфликта выбралось около 600 человек, которые бежали в сторону Киргизии, дошли до границы к утру и были при переходе границы обстреляны.

По официальной узбекской версии это "исламские террористы" взяли штурмом тюрьму, затем силой и обещаниями 3000 долларов каждому собрали толпу на площади, которую попытались использовать как живой щит, около 17:00 террористы отвергли "последнее предложение правительства", и примерно в 19:30, обнаружив, что их окружают, вышли из хокимията и стали пробиваться с площади тремя группами, используя в качестве живого щита облитых бензином женщин и детей; правительственные войска их «преследовали», отвечая огнем на огонь. Согласно этой версии, все жертвы пали от рук самих террористов, правительственные силы никого не тронули пальцем.
Однако на этот скудный материал бросает серьезную тень то обстоятельство, что вся затея "исламских террористов" выглядит в нем крайне нелогично, не говоря уж о том, что "исламским террористам" новейшего времени обычно не присуще обыкновение тратить драгоценные часы, коли уж они есть, на проведение митингов - что, кстати, и видно из других, с доказанной фундаменталистской подоплекой, акций против узбекистанского правительства (события 1999, 2000, 2004 годов).

Узбекистанские следователи в итоге объявили, будто организованы беспорядки были некими фундаменталистами, которые обучились на территории Киргизии, дабы потом создать исламское государство при активной поддержке международных гуманитарных и правозащитных организаций, которые уже скапливались на границах. Версия о взаимодействии исламских фундаменталистов с международными организациями представляется, вместе с тем, довольно сомнительной по вполне очевидным причинам, хотя бурная, резкая и единогласная реакция Запада и всех его СМИ и неправительственных организаций, конечно, наводит на определенные мысли.

Нет также никаких видимых причин относить события в Андижане в одну группу с "цветными революциями" на Украине и в Грузии, и событиями того же года в Киргизии, или, во всяком случае, мне не встречалось убедительных доказательств правомерности этого.

По-видимому, «Акрамия» таки существовала, хотя скорее как сеть предприятий мелкого бизнеса, руководство которой придерживалось единой идеологической основы, и ее создатели, рискнув вооруженным выступлением, всерьез ожидали, что из искры возгорится пламя, мол, ситуация в Андижане в связи с экономическими трудностями и действиями новых городских властей настолько скверна, что достаточно одного толчка – может быть, памятуя о наманганских событиях конца 1991 года и поглядев на то, насколько быстро рухнуло правительство Акаева в соседней Киргизии.

По представленной по горячим следам версии оппозиции, 700 убитых, по версии правительства, 9 убитых и 34 раненых, потом цифры выросли до 169, в т.ч. 32 силовика, по итоговой официальной версии “почти 200” покойников.



© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page